Главная » Статьи » Мои статьи

В.Н.Сагатовский: основания неметафизической коррелятивной онтологии в тезисах

 

В.Н.Сагатовский: основания неметафизической коррелятивной онтологии в тезисах

 

   Кто в наше время внимательно читает книги, если они не стали модными в сообществах «продвинутых»? Непонимание моей концепции, в частности, связано именно с тем, что она может быть понята только будучи воспринятой целиком, ибо она не эклектический набор, но система, где одно вытекает из другого. Чтобы облегчить задачу адекватного понимания, я хочу обнажить категориальный каркас этой концепции, сформулировав её основополагающие положения в виде тезисов,  сопроводив их краткими пояснениями и наметив вытекающие из них следствия. Я понимаю, что не желающему видеть и слышать («Не читал и читать не буду, ибо этого не может быть, так как не может быть никогда») такое облегчение не поможет. Но, что могу, то сделаю.

Тезис 1: Философская онтология есть наука об атрибутивной структуре любого сущего, отражающая её в виде системы всеобщих категорий.

 Пояснения:

1.1 Сущее – это все то, что существует или может существовать (по статусу – как предмет в интенциональном акте у Гуссерля, но, как будет показано дальше, будучи задано иным способом).

1.2 Термины «существование», «реальность» и «бытие» употребляются как синонимы.

1.3 Существование онтологии как науки, стремящейся к реализации требований однозначности выражения, доказательности и системности, не исключает и не умаляет её существования во вненаучных формах, но ни в коем случае не «отменяется» ими. Категории дают общезначимое знание и являются последними указательными знаками, очерчивающими ту область, для освоения которой адекватны экзистенциалы (трансдефинитное по С.Л. Франку). Тем самым они содержат не только знание о повторяющемся, но и «знание о незнании» (Николай Кузанский), о границах, за которыми лежит производное от неповторимого.

Важнейшее следствие:

Система всеобщих категорий дает в руки философа инструментарий для сравнительного анализа различных мировоззрений (как совокупностей ценностей и идеалов, стержнем которых является определенное решение вопроса о месте человека в мире), выделяя в них то, что может быть предметом доказательного диалога, и то, что может достигать интерсубъективности  (или взаимной неприемлемости) в экзистенциальном общении.

Тезис 2: Принцип конкретности существования: существовать в качестве чего-либо значит соотноситься с чем-либо.

Пояснения:

2.1Формула существования: aRb, т.е. соотношение или коррелят.

2.2 Стороны соотношения и отношение могут быть любой природы (материальное, идеальное, устойчивое, изменяющееся, актуальное, потенциальное, человеческое, внечеловеческое и т.д.), т.е. и сама формула и её компоненты носят всеобщий характер.

Следствия:

2.1 Принцип конкретности существования справедлив и для небытия (несуществования): не существовать в качестве чего-либо можно не «вообще», но только в определенном соотношении (корреляте).

2.2 «Вещи в себе» или «вещи как таковые» не являются ни непознаваемыми, ни познаваемыми: они просто не существуют. Бытие любого сущего, вступающего в данное соотношение (взаимодействие), уже задано в каких-то других коррелятах. И т.д. в бесконечность.

2.3 Отношение человека к любому сущему, в том числе человеческое познание есть частный случай всеобщего соотношения. Бытие любого предмета задается только соотношением, в частности бытие предмета познания задается в интенциональном акте. Но нельзя забывать, что и до этого он уже был задан как определенный предмет предшествующими соотношениями.

2.4 Такой подход избавляет от абсолютной субъективизации онтологии и теории познания: не только человек выделяет предмет из объекта; напротив, эта его способность (без умаления её специфики) укоренена в общей природе бытия, являющегося бытием коррелятивным.

Пояснения:

2.3 Не существует «кошки вообще». Существование кошки всегда задано конкретно: в качестве млекопитающего, домашнего животного, в её соотношении с мышами или собаками, в том числе и в её самоидентификации (соотношении с самой собой). В качестве «кошки вообще» она выступает только как инвариант, но опять-таки по-разному для собаки, мыши или человека.

2.4 Ветеринар, защитник животных или Шариков в своих интенциональных актах видят в кошке разные предметы (хотя как люди могут направить внимание и на инвариант). Но их задачи не могут быть успешно решены, если у них будет отсутствовать интенция на бытие кошки в ряде других соотношений, являющихся для них, в терминологии Н.О. Лосского, транссубъективными. «Субъективность» как соотнесенность с другим неустранима не только для человеческого познания, но и для любого взаимодействия, соотношения в этом мире. Но это не значит, что она полностью создается данным субъектом абсолютно независимо от других «субъективностей», выступающими для него уже транссубъективными (причем не только в отношении человеческих субъектов).

Тезис 3: Мир представляет собой не совокупность равных себе вещей и не неопределенный поток становления, но бесконечное разнообразие соотношений. Онтология имеет дело не с несуществующими «началами всего», но с всеобщей структурой любого соотношения (взаимодействия).

Следствия:

3.1 Как показал Б.Рассел, квантор «все» не имеет смысла по отношению к бесконечным множествам. Нельзя искать начало в… бесконечности. Поисками генетических начал конечных совокупностей коррелятов занимаются частные науки. Философская онтология является структурной, а не генетической дисциплиной.

3.2 Отказ от поиска происхождения «всего» и от жреческих претензий на обладание знанием «вещей как таковых» означает преодоление метафизичности онтологии, от той метафизики, борьбу с которой провозгласил Ницше.

3.3 Следует преодолеть не только классическую метафизику, абсолютизирующую начало вечности  (Платон), но и метафизику неклассическую, пытающуюся увидеть начало в становлении (Ницше, Хайдеггер).

4.4 От генетического подхода надо отказаться  и в понимании соотношения всеобщих категорий. Ни одна из них не является «ведущей» или «более общей» (это ясно по определению), чем любая другая. Их последовательность может быть выстроена только через указание их места во всеобщей структуре  взаимодействия любых сущих (в частном случае – во взаимодействии человека с предметом его познания).

4.5 Каждому соотношению присущи все атрибуты, отражаемые всеобщими категориями, но, в свою очередь, каждый из атрибутов присущ не «вообще», но, опять-таки в определенном отношении.

Пояснение:

Нелепы утверждения, что «на самом деле» существует только устойчивость или только становление, что первичным является бытие или небытие, что количественный подход важнее качественного,  структура важнее функции (или наоборот) и т.д. Любое сущее в разных отношениях, но не в одном и том же отношении, является и бытием и небытием, любое его изменение является и количественным и качественным и т.д. В разные эпохи, в разных культурах, в разных проблемных ситуациях (т.е. в соотношении с ними) та или иная атрибутивная характеристика может выступать на первый план. Понятно, к примеру, соответствующая роль сущности и устойчивости во времена Платона и экзистенции становления во времена Бергсона и Хайдеггера. Но в общей теории онтологии неправомерно утверждать абсолютный примат (в каком отношении?!) вечности или событийности, эссенции или экзистенции. Категориальный подход здесь должен уравновесить экзистенциальные предпочтения (в отличие от литературы).

Тезис 4: Триада бытия:  Бытие любого сущего формируется тремя способами задания существования как соотношения, которые реализуются в трех формах бытия (существования, реальности), нередуцируемых друг к другу, так что каждая из них оказывается необходимой, а все вместе необходимыми и достаточными для обеспечения полноты бытия. Эти формы существования: субъективная, объективная,  и трансцендентная реальность.

Пояснения:

4.1 Без всякой рефлексии любой человек непосредственно в своей жизнедеятельности воспринимает два рода реальности: свои переживания и то, что дано в этих переживаниях, но проявляет себя как независимое от них, способное оказывать сопротивление. Первый из них называют душой, экзистенцией,  субъективной реальностью, а второй – материей, объективной или транссубъективной реальностью. По крайней мере, некоторые люди непосредственно воспринимают и то, что лежит глубже субъективного и объективного, или такое транссубъективное, которое не может быть представлено как объект. Этот вид реальности называют абсолютом, Богом, мировой душой, Духом, трансценденцией (К.Ясперс).

4.2 Сущие, обладающие душой, воспринимаются как «лица» и наше я относится к ним как к «Ты», а объекты воспринимаются как «вещи» и «оно» (М.Бубер). Абсолют относится к отдельным «Я» и «Ты» как «Мы», как  духовное единство в многообразии отдельных «монад» (С.Л. Франк). Традиционно природу полагают как совокупность «вещей», относят её к объективной реальности; души, субъективную реальность считают особым достоянием людей; а в Боге видят начало, стоящее вне и над миром и творящее этот мир, т.е. некий «суперсубъект», «монаду всех монад» (Лейбниц).

4.3 Правда, некоторые мыслители (например, Шанкара, Бёме, Бердяев, Франк) допускают в мире и более глубокую сущность, чем Бог-творец, называя его ungrund, бездной, Божеством. Это сущность ничего не творит и не имеет свойств, кроме самого факта существования, наличие которого наполняет мир духовным единством. Но Божество здесь, так же, как и Бог, одно на мир в целом. М. Бубер распространяет деление на «ты» и «оно» также и на природу. Н.О.Лосский и Т.де Шарден (а до них Лейбниц) допускали всеобщность субъективного (идея субстанционального деятеля по Н.О.Лосскому) и идеального. Я иду дальше по пути этих начинаний.

4.4 Принципиальные отличия моего понимания трех видов реальности и их соотношения друг с другом заключаются в следующем.

4.4.1 Три вида реальности отличаются способом задания соответствующих коррелятов. Эти отличия фиксируются различными категориальными парами: элемент – множество для объективной реальности, интерпретирующее – интерпретируемое для субъективной и часть – целое для трансцендентной. В корреляте объективной реальности aRb a относится к b как один из элементов множества B, является одним из экземпляров этого класса (к примеру, человек в соотношении со своей профессией или социальным статусом). Активность, задающая качество идет извне (ba), бытие a выступает как бытие-для-другого, и фундаментальной характеристикой объективной реальности оказывается повторяемость, воспроизводимость при заданных условиях элементов и отношений между ними. Именно это и задает её независимость от реальности субъективной (человеческого сознания в том числе): хочешь - не хочешь, а объекты в этих условиях будут действовать так и только так (огонь будет обжигать…).

   В корреляте субъективной реальности активность носит противоположный характер: a b. Субъект воспринимает другое сущее как знак, значение которого интерпретируется с позиций тех образов-эталонов, «априорной информации», которой уже обладает субъект. Таким образом, субъективность есть единство перцепции и апперцепции. Но в глубине истолкования внешней информации лежит неповторимая экзистенциальная основа субъективности: доинформационный способ переживания. Именно для этого уровня справедливо то, что говорится в тютчевском «Silentium». Субъективная реальность выступает как для-себя-бытие.

   В объективной и субъективной реальности сущее конституируется относительно внешнего другого сущего или внутренней основы данного сущего. В корреляте трансцендентной реальности мы, как это ни парадоксально звучит, имеем дело с абсолютом. Но, опять-таки, сущее как трансцендентное абсолютно в том смысле, что оно не конституируется отношением с чем-то другим и потому является непредикативным, лишенным каких-либо свойств (сравните с апофатическим представлением о Боге). И оно же относительно, ибо соотносится с самим собой: aRa. Такое соотношение есть соотношение части и целого в том аспекте, когда эти категории не синонимичны элементу и системе, но часть и целое являются континуальными и тождественными друг другу через сопричастность части к целому: атман есть брахман.

   Таким образом,  мы живем в трех мирах (точнее этот мир выступает в трех аспектах): мир непосредственного воздействия внешнего, мир опосредованного истолкования – знаковый, символический мир и мир, в котором неповторимая индивидуальность сопричастна духовной целостности (сравните с положением М.Бубера о «тройном жизненном отношении»).

4.4.2 Однако речь идет не только об отношении человека к миру. Все три способа существования являются, во-первых, всеобщими, т.е. характеризуют не только человека (субъективная реальность) или абсолют (трансцендентная реальность). Во-вторых, они не рядоположенны, т.е. существуют не так, что мир разделен на три особых сферы – вещи, люди и Бог, но в той или иной мере, тем или иным способом присущи любому сущему  (это вытекает из их всеобщности). В-третьих, любое сущее в разных отношениях может конституироваться и выступать как разные способы существования.

   Мысль о всеобщности субъективного разделяют многие, но  всеобщность трансценденции?! Напомним, что мы отказались от поисков «начала всего». Целостность бытия разных сущих может задаваться по-разному: чувствовать себя частью синтонного нам Космоса, или некоей социальной или биологической общности, или даже общности, ориентированной на зло, на эгоцентрическое самоутверждение (и потому, в конечном счете, обреченной на раскол и гибель)… Конечно, эта проблематика нуждается в очень серьезном обсуждении.

4.4.3 Полнота бытия, как взаимодополняющее единство трех способов существования, является таковой не по объему, ибо нельзя довести бесконечность до абсолютно законченной полноты, но предстает идеалом состояния каждой ступеньки развития каждого сущего и совокупности сущих любого объема в их открытости. Я называю это идеалом развивающейся гармонии. Мир и человек далеки от этого идеала, ибо далеко не каждое сущее (человек в том числе) обладает стремлением и возможностями для оптимального подвижного равновесия (прохождения «по лезвию бритвы») между основными формами бытия.

Следствия:

4.1 Для картины мира. Триадная концепция бытия создает основы для нового видения мира как очень сложной, противоречивой и постоянно меняющейся конфигурации соотношений, где постоянство и инвариантность задается не стереотипным видением явлений как равных самим себе, но наличием в них триадической структуры и возможностей оптимизации соотношения её компонентов. Не гераклитовский огонь, противопоставляемый застывшему шару, но огонь, в котором постоянно переплавляются и возникают новые кристаллические решетки, причем так, что существует возможность оптимизации соотношения разнообразия и единства, изменения и сохранения.

4.2 Для понимания места человека в мире. Человек укоренен в этой структуре бытия, ибо,   он осознает, что не является абсолютно исходной «мерой всех вещей» (что так характерно для многих современных философов), но одной из мер, возникающей в его соотношении с миром и накладывающейся на другие меры дочеловеческих соотношений. Отметим некоторые следствия, которые в свою очередь вытекают из этого положения.

  Гносеологическое. Мы никогда не познаем «вещи как таковые», т.е. вырванные из мер тех коррелятов, в которых они существуют, в том числе коррелята относительно человеческой субъективности. Но мы можем бесконечно накапливать зерна истин, исследуя взаимозависимость коррелятов и осознавая ограничения, накладываемые нашей субъективностью, с тем чтобы их также бесконечно преодолевать. Любое знание может быть   абсолютной истиной для своего предмета, заданного определенным коррелятом и той задачей, которую мы относительно его ставим. Но оно же может оказаться относительным или превратиться в заблуждение при выходе за пределы указанных объективного и субъективного интервалов. Принцип конкретности существования оказывается онтологическим аналогом и основой  принципа конкретности истины («безнадежно устарелого» только в глазах приверженцев очередной моды). Я думаю, что философы заменяют термин «объективное» на «транссубъективное» именно потому, что они видят только меру, задаваемую интенцией человека. Но предмет нашего познания столь же «полагается» и мерами самих вещей, принуждающих нас учитывать и их интенцию (характер соотношения).

Аксиологическое. Человек как одно из сущих в этом мире не является неким центром, который полагает все остальное. Роль системообразующего «центра» образует триадичная структура бытия мира и человека. Чтобы между человеком и миром доминировало взаимодополнительное сотрудничество, а не борьба на уничтожение, необходимо соответствие этих структур в мире и человеке: целостный человек в целостном мире. Мировоззренческим принципом такого соотношения является антропокосмизм, идущий на смену антропоцентризму – этой идеологической основе глобальных проблем современности. Результатом реализации данной мировоззренческой установки призвана явиться ноосфера, как взаимодополнительное единство общества, природы и личности на основе добровольного признания самоценности этого единства и разнообразия его сторон.

4.3 Для самой философии. Идея взаимодополнительности и нередуцируемости друг к другу основных сторон триады бытия позволяет перейти от борьбы за первенство тех направлений философской мысли, каждая из которых абсолютизирует ту или иную сторону, или их эклектического смешения к системному синтезу. Полнота бытия не порождается ни материей, ни субъектом, ни абсолютом. Отказавшись от этих утверждений, присущих соответственно материализму, субъективному идеализму и объективному идеализму, мы тем самым получаем возможность вернуться от «ложных отвлеченных начал» (Вл. Соловьев) к моментам истины в каждом из этих учений. А именно, признать: независимое от субъекта существование материи с её регулярными закономерностями; неповторимое начало субъективности как гарант свободы и творчества; возможность и необходимость сопричастности к духовной основе бытия. Только при таком взгляде на мир и самого себя человек может выполнить свое сущностное предназначение в мире: ответственное доопределение бытия на благо человеку и миру.

4.4 Для понимания основных способов идеального освоения мира. Для каждой из форм бытия адекватным является свой способ идеального освоения, взаимодополнительное единство которых формирует внутренний мир человека. Для объективной реальности – наука и её реализация в технике и технологии. Такое освоение осуществляется посредством однозначно определяемых понятий и алгоритмов. Для субъективной реальности – искусство (в широком смысле этого слова, не сводящего искусство к его художественной форме) и нравственность. Здесь формой осуществления являются полинтерпретируемые символы-метафоры и неповторимые интуитивные решения  (например, веления совести в нравственности). Для трансцендентной реальности -  то, что обозначается как религиозное чувство (отношение конечного существа к вечности и бесконечности по В. Виндельбанду), философская вера (отношение экзистенции к трансценденции по К.Ясперсу), глубинное общение (Г.С.Батищев). Инвариант в осуществлении этого отношения – то, что С.Л. Франк назвал «мудростью молчания»: «Такая тишина была, / Что в ней был слышен голос Бога» (И.Бунин).

*

*    *

   Идеи, изложенные в данных тезисах, подробно раскрыты в моих работах. Назову основные из них: Философия развивающейся гармонии. Философские основы мировоззрения в 3-х частях. Ч. 1: Философия и жизнь. СПб. 1997; Ч.2: Онтология. СПб. 1999; Антропология. СПб. 1999; Бытие идеального. СПб. 2003; Философия антропокосмизма в кратком изложении. СПб. 2004; Триада бытия. СПб. 2006; Вселенная философа (издание 2-е, исправленное и дополненное). СПб. 2008.

*

*    *

   Ещё раз: почему же до сих пор со стороны философской общественности имеет место нулевая реакция? Видимо, пока что нет соответствующей аудитории. Не отступившие от марксизма это не воспринимают: «Куда-то не туда занесло Сагатовского». Надеяться на то, что мои идеи станут переваривать бедные головы постмодернистов и эпигонов хайдеггерианства, отвыкшие от серьезной мыслительной работы и гордо не считающие философию наукой, тем более бессмысленно. О синтезе сейчас, наконец-то, заговорили. Но кто же поверит, что его ростки пойдут не от какого-нибудь Бадью, что они здесь, рядом? Конформисты поддаются только суггестии, а я её лишен напрочь. Да и не  хотел бы, чтобы «вхождение в моду» заменило понимание, служащее руководством к действию: «И стать достояньем доцента / И критиков новых плодить…» (А.Блок). Слышал я и такие упреки: «Все у вас как-то закончено, самодостаточно». Не могу с этим согласиться. Да, я пытаюсь писать просто и ясно. Но, во-первых, далеко не уверен, что все мои гипотезы истинны. И потому очень нуждаюсь в понимающей и конструктивной критике. Во-вторых, я работаю на самом предельном уровне абстракции. Тех, для кого это «слишком абстрактно», считать философами не могу. Но кто же мешает начать двигаться от абстрактного к конкретному? От онтологии – до её интерпретации на конкретные предметные области. Ведь здесь же непочатый край работы! Один я это бы не осилил, даже если бы начал в молодом возрасте. А мне вот-вот 76 стукнет. Что ж, что мог, то сделал. И если «Над родной страной  я прошел стороной, / Как проходит весенний дождь» (В. Маяковский), то это моя личная проблема. Но я убежден, что эти идеи все равно пойдут в ход, даже если их  когда-нибудь переоткроет более «успешная» личность в более удачных обстоятельствах.

 

  

 

 

 

 

 

Категория: Мои статьи | Добавил: Sagatovskij (18.07.2013)
Просмотров: 311 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: